Easy BlockChain for your business

Вы здесь

Анархия и утопия: Теория политико-социально-экономических систем на основе блокчейна

В настоящем исследовании доктор философии Брендан Марки-Таулер из Школы экономики Университета Квинсленда (Австралия) рассматривает эволюцию общества в свете появления и развития институциональных систем — таких, которые могут быть основаны на технологии блокчейн, и тех, которые обычно предлагают нам государства (правительства), а также показывает, насколько такие системы близки к анархическим утопическим теориям.

Аннотация

Технология блокчейн делает практически осуществимым выход отдельных людей из политико-социально-экономических систем на уровне самой системы и позволяет им свободно присоединяться к институциональным системам, которые без участия централизованной власти создают, хранят, обнародуют и проверяют документы публичного характера. В настоящем исследовании представлена динамика общества, где политико-социально-экономические системы могут быть организованы на основе технологии блокчейн. В эссе представлена теория общества через рассмотрение эволюционирующей (самосовершенствующейся) системы, где единица отбора — это институциональная система, связанная с определённым блокчейном, или государство. Показатель интенсивности действия естественного отбора, так называемое давление отбора, реализуется участниками системы — людьми, которые переносят сведения о своих взаимодействиях с другими участниками такой системы в записи/документы публичного характера. Люди сами определяют условия и свойства при выборе (отборе) институциональных систем — так, чтобы учитывались ограничения при их выборе, и с тем, чтобы выбранная институциональная система удовлетворяла их требованиям, а также обеспечивала достаточную взаимодополняемость, что позволит этой системе пройти отбор и сохраниться (выжить) в ходе эволюции.

1. Введение в анархическую утопию

Основное видение анархизма — это общество, полностью свободное от государства, его насилия и принуждения, если сам анархизм вообще может иметь место (с учётом такого пространного, но в то же время изощрённого политического образа мыслей). Утопия анархиста не состоит в войне за всех и против всех: она подразумевает общество, в котором люди могут свободно выбирать, с кем или чем связываться и взаимодействовать, следуя при этом определённым правилам, с которыми согласны и другие.

На протяжении всей истории анархисты терпели поражение от тех, кто хочет, чтобы государство сохраняло монополию на решения о том, что правильно, а что нет, и от тех, кто боится последствий взаимодействия людей по своему усмотрению. Этьен Ла Боэси в своей работе «Рассуждение о добровольном рабстве» сказал, что власть в конце концов полагается на подчинение. По его словам, пока значительная часть общества считает невыполнимой задачей отказ от принуждения государства и свободное объединение с целью противостояния устранению «несогласных». Однако теперь появилась технология блокчейн, которая позволяет осуществить масштабное объединение и противодействие государству, даже несмотря на могущество последнего.

На первый взгляд, блокчейн — это прозаичная и скучная технология для регистрации данных. Но на самом деле она оказалась революционной, потому что делает анархистскую утопию более реализуемой, чем когда-либо. По крайней мере блокчейн представляет собой самый сильный вызов, который когда-либо выдвигался против монополии государства в отношении создания, хранения, обнародования и контроля записей/документов публичного характера. Цель данного эссе — исследование условий, при которых это действительно может быть реализовано, а также изучение динамики общества, организованного с использованием технологии блокчейн.

В следующем разделе мы рассмотрим технологию блокчейн и вопрос о том, как она может лечь в основу платформ, обеспечивающих функционирование целых институциональных систем, которые могли бы конкурировать с государством или по крайней мере сделали бы возможным выход из существующих политико-социально-экономических систем более осуществимым, чем когда-либо. Затем мы исследуем динамику общества, организованного при помощи технологии блокчейн. По сути, это теория общества как развивающейся и самосовершенствующейся системы, в которой единица отбора — это институциональная система, связанная с конкретным блокчейном или государством, которая благодаря определённым своим свойствам, вероятно, должна пройти отбор и сохраниться в ходе эволюционного процесса. В заключение мы рассмотрим вероятные результаты этого процесса: что требуется для осуществления анархистской мечты об обществе cо свободными связями и взаимодействием и то, как должен выглядеть серьёзный вызов против гегемонии государства над реализуемой институциональной системой.

2. Что такое технология блокчейн и почему она так важна

Блокчейн — это технология распределённых реестров, с помощью которой группа людей может прийти к коллективному консенсусу относительно ведения записи (реестра) без необходимости поручения такого согласия централизованной власти. Публичный документ может создаваться и храниться без органа публичной власти.

Программное обеспечение, работающее в сети интернет, регистрирует все взаимодействия, которые возникают между людьми, использующими соответствующую среду для организации своих отношений. В такой системе есть участники, которые получают вознаграждение за обработку и проверку этой информации путём создания соответствующих записей, а также путём решения специальных математических задач, что позволяет остальным участникам системы полагаться на правильность составленных записей.

По мере завершения проверки правильности составленных записей блок из таких записей добавляется в цепочку блоков, называемую блокчейном, копия которой есть в каждом отдельном узле сети. У каждого участника системы есть приватный ключ, который позволяет получать доступ к той части блокчейна, которая записывает его собственные взаимодействия. Таким образом, запись о взаимодействиях распространяется по всей сети, делая её всё более и более безопасной, то есть записи обновляются и проверяются сетью без необходимости централизованного управления*.

* Более подробное описание технологии блокчейн см. в оригинальном white paper биткоина от Сатоши Накамото (2008) или в обзоре Кариаппы Бимайи (Kariappa Bheemaiah, 2015).

Итак, блокчейн — это социальная технология, которая позволяет коллективу людей составлять реестр и обновлять его. Казалось бы, это прозаичная технология счетоводства. Но следует учесть, что в основе передовых политико-социально-экономических систем как раз и лежат учёт данных, их хранение и проверка институциональной системой (обычно государством или его органами).

Первое систематическое исследование экономики учёта было представлено Джоном Коммонсом в 1924 году в его работе «Юридические основы капитализма». Он показал, что постепенный выход человечества из-под гнёта бытия по мере экономического развития общества сопровождался появлением институтов закона: правил мышления, взаимодействия, а также договорного и имущественного права. Только после того, как появились гарантии принудительного исполнения обязательств путём применения имущественного и договорного права, у людей появилась надежда, что будут соблюдаться принципы взаимности, равноценного обмена и свободы (точнее, права на использование собственности по своему усмотрению), которые были необходимы для крупномасштабного взаимодействия на рынке. Договорное право и законы о собственности стали предварительным условием развития первичного собственного капитала и технологий, воплощённых при помощи него, и это стало движущим фактором промышленной революции и гарантом появления «буржуазных добродетелей», которые в целом поддерживали товарно-денежный обмен и предпринимательство.

Имущественное и договорное право требуют, чтобы проверяемые учётные записи действовали чётко и однозначно — так, чтобы судьи полностью могли полагаться на право справедливости. Следовательно, если учесть, что основа нашей рыночной экономики — это законы об имуществе и договорных отношениях, которые полагаются на проверяемые документы и записи, то и вся наша экономическая система построена на этом.

Очевидно то, что не только вся наша экономическая система, но и вся наша политическая и социальная системы опираются на институциональные структуры и записи/документы публичного характера о взаимодействиях людей внутри этих систем. Учреждения обеспечивают нам основу взаимодействия в политико-социально-экономических системах, устанавливая надлежащие способы взаимодействия в обществе. Учреждения определяют социальное положение людей, которое связано с их правами, обязанностями и полномочиями действовать в определённых ситуациях. Документы публичного характера информируют нас и помогают проверять, кто занимает то или иное социальное положение. Например, закон определяет правила надлежащего взаимодействия и назначает тех, кто может применять силу и принуждение к тем, кто его нарушает. И такой закон основывается на хранении документов публичного характера: парламентских законодательных актов, положений и правил, официальных объявлений, судебных решений и т.д.

Создание, обнародование, ведение, хранение, проверка и принуждение к соблюдению публичных институциональных документов традиционно были монополизированы правительствами. В те времена, когда было сложно организовать мгновенное взаимодействие с людьми, такой подход был достаточно эффективен**, хотя эта эффективность достигалась за счёт централизации власти, которой можно злоупотреблять с целью поборов, вымогательства, принуждения или получения информации (например, путём приостановки записей или отказа от проверки соответствующих взаимодействий в публичных документах и даже просто путём несоблюдения закона). То есть производительность ведения учёта в прошлом достигалась ценой коррупции.

** При технической реализации транзакционные издержки, связанные с коллективным хранением и проверкой документов публичного характера (не полагаясь на централизованный орган), были слишком высокими, чтобы оправдать неучастие правительства.

Технология блокчейн, действующая в интернете, в значительной степени уменьшает затраты на связь в масштабах планеты. Поскольку записи публичного характера хранятся всеми участниками системы, обновляются при коллективном согласии и любое лицо поощряется к участию в таком обновлении, в такой системе нет централизованной власти, которая может использовать публичные записи в коррупционных целях или для принуждения. В данном случае цена выигрыша измеряется энергозатратами, так как блокчейн-сети требуют значительных ресурсов для хранения оцифрованной информации.

Революционность этой технологии заключается в том, что она ещё более жизнеспособна, чем то, что Альберт Хиршман (1970) назвал «ответом на упадок системы в виде выхода из неё». Речь идёт о таких системах, в которых потребности и желания людей не удовлетворяются или не реализуются. И здесь теоретически существуют два варианта: 1) вы можете озвучить проблемы в системе в надежде на то, что лица, принимающие решения, смогут устранить их, сделав изменения в самой системе, или 2) вы можете выйти из системы и присоединиться к другой, более сговорчивой и отвечающей вашим требованиям и целям. Теория Хиршмана, конечно же, заключалась в том, что при отсутствии лояльности (верности существующим законам) выход становится более предпочтительным, поскольку лица, принимающие решения, всё меньше и меньше реагируют на ваше мнение или право голоса.

Как признала научная школа RMIT (Мельбурнского королевского технологического университета), блокчейн делает выход*** из политико-социально-экономических систем более целесообразным, а главное — делает в принципе возможным присоединение к децентрализованным системам. Обычно именно правительство определяет рамки деятельности институтов закона, которые занимаются созданием, хранением, обнародованием и проверкой документов/записей публичного характера о взаимодействиях людей в соответствии с установленными правилами. Блокчейн же предоставляет другую возможность, при которой вы не соглашаетесь на то, чтобы вашими публичными документами/записями занимались институциональные структуры и органы централизованной власти.

Что это означает на практике? Мы уже знаем о роли биткоина в публичных записях о транзакциях — как денежного средства для обмена и расчётов. Однако блокчейн — это не просто средство для подсчёта денег. Эфириум уже стал лидером в области автоматически выполняющихся смарт-контрактов и ведения записей о них. Например, компания Horizon State стала одной из первых, кто использовал технологию блокчейн в качестве средства хранения записей о голосовании. Блокчейны также позволяют нам определять рамки деятельности институциональных структур, обеспечивая проверку, обнародование и хранение публичных записей о взаимодействиях внутри этих институтов.

Кроме того, они могут произвести революцию в финансовом секторе, определяя способы заключения контрактов и сотрудничества, а также того, как мы управляем собой, будучи коллективом, который должен придерживаться рамок согласованных правил взаимодействия.

Что будет, если мы пойдём дальше? Что будет, если мы используем блокчейны как инструмент для выпуска акций или для товарного (магазинного) кредита в качестве токена? Что будет, если использовать блокчейны для создания коллективно финансируемых и управляемых систем социальной защиты или здравоохранения в виде современных, дружественных сообществ людей? А если использовать их как средство регистрации и проверки образовательных достижений, профессиональной подготовки или как средство регистрации рождений, смертей и браков?

В настоящее время никакой блокчейн не принуждает людей присоединиться к нему, так же как принять соответствующие способы взаимодействия и дать согласие на ведение записей о таких взаимодействиях, так как для этого по определению требуется согласие коллектива. Как показал Этьен Ла Боэси в своём труде «Рассуждение о добровольном рабстве», в самом общем случае люди скорее сами склонны признавать силу и власть, а не власть пытается взять их под своё крыло. Таким образом, можно просто прекратить взаимодействие с действующими институциональными структурами и остановить свой выбор на конкретном блокчейне как на институте, с правилами которого вы соглашаетесь.

*** «Криптовыход», который можно назвать выходом из институциональных структур государства в пользу структур на основе технологии блокчейн.

Таким образом, технология блокчейн предлагает возможность окончательно реализовать анархистскую мечту: общество, состоящее из групп, полностью сформированных в виде сообществ взаимопомощи — без насилия и принуждения. Блокчейн может стать недостающим звеном, которое позволит создавать крупномасштабные реализуемые общества с институтами, где документы/записи публичного характера создаются, обнародуются, хранятся и проверяются коллективно. Хотя это очень напоминает утопию.

Вряд ли в наше время выход из системы можно считать вопросом интеллектуального любопытства. Возможность выхода на общественном уровне теперь жизненно важна. Даже в западных демократиях (Австралия — это хороший пример) централизованная власть стала безнадёжно коррумпированной, поскольку законы наконец достигли такой точки, когда они сопротивляются тенденциям среди людей к формированию обществ взаимопомощи и стремятся подавить их. Возможности социального продвижения личности в значительной степени подорваны, поскольку централизованная власть стала более непроницаемой для голоса народа — кроме тех людей, у кого есть ресурсы для поддержания длительных кампаний по продвижению (теория Манкура Олсена (1965) о кошмаре, связанном с общественно-политическим захватом власти меньшинствами, имеющими право голоса). Гражданин, стремящийся к выживанию и процветанию, всё больше и больше остаётся один на один со своим последним правом — правом полностью отказаться от политико-социально-экономической системы и присоединиться к новому добровольному объединению/системе людей.

Но как функционирует такая система? Как выглядит общество людей, которые добровольно стремятся к политико-социально-экономическому взаимодействию в среде, которую они выбирают сами? Ответ могут дать такие науки, как эволюционная институциональная политическая экономика и экономическая психология.

3. Теория политико-социально-экономических систем, организованных с использованием технологии блокчейн

К примеру, возьмём некое население, и представим, что, кроме институтов государства, у него есть набор институциональных систем, связанных с различными блокчейнами, в которых регистрируются взаимодействия, управляемые этими институтами. Институциональные системы (институты) следует понимать как набор правил, который определяет намерения, действия и надлежащую форму взаимодействия людей в обществе. Можно также представить, что население разделено на локальные группы, соответствующие институциональным системам, при помощи которых они организуют свои политико-социально-экономические дела, и что им соответствует определённый блокчейн, в котором регистрируются и проверяются взаимодействия в рамках этих институтов. Остальное население, которое не сделало выбор в пользу присоединения к какой-либо институциональной системе с блокчейном, должно либо выбрать его, либо по умолчанию доверить свои дела действующей институциональной системе государства, которое занимается их документами/записями публичного характера.

Индивидуум может покинуть институциональную структуру и соответствующую ей группу (определяемую по приверженности соответствующему блокчейн- или государственному институту), если он предпочитает прекратить взаимодействие с другими участниками этой группы, отказавшись таким образом от этой институциональной структуры. Человек перестаёт быть частью группы и институциональной системы, когда решает выйти из них — не реализуя право своего голоса и не пытаясь изменить эту систему. Таким образом, мы получаем движение между группами и своего рода конкуренцию между ними благодаря их различным приверженцам. Институциональные системы конкурируют с той целью, чтобы люди выбирали их и придерживались соответствующих правил взаимодействия (что будет фиксироваться в публичных записях/документах).

Это, по сути, анархический тип общества. В общем и целом люди предпочитают придерживаться определённого набора институциональных систем при условии, что такие системы (государство или блокчейн) не будут применять принуждение или насилие. Это общество, основанное на взаимной помощи и подчинении правилам взаимодействия, которые люди должны выбирать сами.

3.1 Общество как эволюционная система

В наши дни возникает тенденция, при которой теоретический набор институциональных систем должен быть подтверждён практическим набором — тем, который мы сможем получить через практический опыт внедрения и эксплуатации подобных систем, а также в результате взаимодействия в них индивидуумов. Общество с таким набором институциональных систем можно назвать эволюционирующим. Таким образом, эволюционирующее общество отличается существованием в нём множества видов институциональных структур и отбора между ними, который ведёт к сохранению (выживанию) части этих институтов. В определённом смысле это общество, где различные видения утопии конкурируют за своих приверженцев. Единицей отбора в таком эволюционном процессе выступает институциональная система, связанная с определённым блокчейном (или государством), а процесс отбора между институциональными системами и его результат зависят от решений отдельных лиц общества доверить свои политико-социально-экономические дела той или иной системе в рамках принятых в них правил — путём регистрации взаимодействий в блокчейне (или государственном институте) как часть публичных записей/документов.

Таким образом, учреждения испытывают давление отбора, которое зависит от изменений поведения отдельных индивидов, в частности, их решения доверить свои политико-социально-экономические дела той или иной институциональной системе. Когда люди выбирают выход из системы по причине недовольства последней, выбор падает в пользу другой системы, к которой они присоединяются.

Поэтому, если мы хотим понять характеристики институциональных систем, которые должны пройти отбор и выжить в этом процессе, мы должны разобраться в обстоятельствах и условиях, из-за которых люди совершают выход из одной институциональной системы и присоединяются к другой.

3.2. Ограничения при выборе и замене институциональных систем и условия выживания последних

Здесь нам поможет экономическая психология, особенно работы Питера Эрла, который точно определяет эти условия и пределы их применимости. По его словам, люди могут быть вынуждены покинуть одну систему и присоединиться к другой при условии, что видят такую возможность, обладают достаточными знаниями и если у этих институтов есть свойства, определяющие их взаимозаменяемость. То есть человек может выйти из одной системы и присоединиться к другой, где он ожидает встретить перспективы с эквивалентной предпочтительностью, которые могут подтолкнуть его к замене «своей» системы.

Возможно, легче определить условия выживания самих институциональных систем с учётом того, что именно может привести к отсутствию аргументов в пользу замены, и в том числе определить рамки условий взаимной конкуренции институтов. Отсутствие причин может возникнуть в случае, если не существует свойств взаимозаменяемости между двумя институциональными системами, то есть если один институт не может быть заменён другим на основе существенной разницы межу предпочитаемыми/ожидаемыми свойствами. На это могут быть две причины: 1) либо обе институциональные системы обладают свойством незаменяемости, 2) либо какие-то свойства взаимодополняемости реализованы в разных системах.

3.3 Незаменяемость: институциональные системы должны соответствовать требованиям

Базовая незаменяемость институциональных систем может иметь место в случае, когда люди не озабочены «ситуациями выбора» (на языке экономистов) и вместо этого применяют «кратчайшие обходные пути» — варианты действий, доступные для них. Люди каждый раз применяют простые правила и избегают альтернативных вариантов, когда нужно рассматривать ситуации выбора. Таким образом, для того, чтобы выжить в эволюционном процессе, институциональная блокчейн-система или государство, которые ведут соответствующие записи, должны соответствовать требованиям, предъявляемым людьми к любой институциональной системе.

Нетрудно представить себе, какими могут быть эти требования. Чтобы взаимодействовать в обществе, нам должна быть гарантирована определённая взаимность и безопасность в отношении обмена и имущества. Традиционно это осуществлялось путём насилия и принуждения со стороны государства, однако основные анархистские теории признают, что существуют другие ненасильственные средства принуждения, которые, например, могут подразумевать ограничительные меры. Поэтому институциональная система должна быть достаточно ограничивающей для тех, кто не желает строго придерживаться её структуры. Чтобы взаимодействовать в обществе, мы также должны иметь возможность использовать любые технологии или артефакты, которые облегчают вышеназванные взаимодействия. Поэтому институциональная система должна быть достаточно лёгкой для взаимодействия и ведения требуемых записей. Наконец, для взаимодействия в обществе требуется определённая степень свободы использования своей собственности. Таким образом, требуется возможность ведения учёта этой собственности и наших взаимодействий — так, чтобы мы могли доказать их существование и чтобы этими вещами было трудно манипулировать или уничтожить их. То есть институциональная система должна быть защищена от краж, коррупции и манипуляций, тем самым обеспечивая целостность и сохранность имущества людей (в том числе и прав на него).

Интересно то, что с технической точки зрения блокчейн был разработан для удовлетворения условий взаимности и безопасности, а также целостности и сохранности, и у него имеются значительные успехи в отношении технологий и артефактов. С другой стороны, государство всё чаще показывает, что не может удовлетворить ни одного из этих условий. На протяжении всей истории ему плохо удавалось справляться с врождённой склонностью к коррупции у людей, которые, занимая властные позиции, должны добросовестно относиться к публичным записям о политико-социально-экономических взаимодействиях своих сограждан. Ограничения по взаимозаменяемости между институтами государства и блокчейна на этом уровне приобретают психологический характер и, следовательно, не защищены от разрушения.

3.4. Взаимодополняемость: институты должны быть интегрированы

Препятствие для взаимозаменяемости между институциональными системами более сильное: это наличие у них свойств взаимодополняемости. Взаимодополняемость может существовать тогда, когда предпочтительнее совмещение двух вариантов действий, чем принятие только одного варианта. Такой выбор может стать решающим фактором для существования состояния (условий) взаимозаменяемости — а по сути, исполнимости конкретного варианта действий. И взаимозаменяемость становится решающим фактором изменения поведения людей, постольку позволяет совмещать и комбинировать варианты действий.

По сравнению с базовой незаменяемостью институциональных систем взаимодополняемость представляет собой значительный барьер при принятии решения о замене институциональной системы, а также в плане конкурентной борьбы между системами. Несмотря на внешние признаки, политико-социально-экономические взаимодействия не полностью определяют наше существование. Даже социальные медиа допускают сосуществование частной сферы жизни с общественной, в которой происходят наши политико-социально-экономические взаимодействия. По всей вероятности, это основное соображение в отношении значительной части населения не зависит от её готовности полностью или частично управлять своими политико-социально-экономическими взаимодействиями в контексте единой институциональной системы. Одной из важных характеристик институциональных систем является диапазон интегрированных в них видов политико-социально-экономических взаимодействий, которые могут включаться в записи публичного характера.

Важно то, что в рамках единой институциональной системы с соответствующей публичной записью вы сразу можете покупать продукты, управлять своим инвестиционным портфелем, заключать контракты, оплачивать услуги, оплачивать аренду или ипотеку и регистрировать свою недвижимость. Также важно, чтобы вы могли ввести в публичные сведения данные о вашей квалификации, образовательных достижениях, аттестации, общественном профиле, о ваших детях, о супружеских отношениях и т.д. Важно, чтобы вы могли застраховать себя и членов семьи от возможной безработицы, плохого здоровья или повреждения имущества, и чтобы ваши права были зафиксированы в публичной записи. Огромное значение имеет и то, что вы можете использовать свой голос для изменения базовых свойств выбранной вами институциональной структуры и прибегнуть к арбитражу для разрешения споров, при этом рассчитывая на определённую безопасность.

Таким образом, требуется интегрированная институциональная система, которая позволяет решать политико-социально-экономические вопросы. Она должна стремиться обладать свойствами взаимодополняемости, от которых зависит решение людей по выбору такой системы, предлагающей вышеназванные виды взаимодействий. В этом отношении у государства есть преимущество перед технологией блокчейн: государство — это сформированная институциональная система ведения публичных записей, которая тысячелетиями накапливала и развивала свой институциональный потенциал. Однако государство всегда делало это с единственной целью — монополизировать насилие в своих руках, и это то, по какому пути развития никогда не пойдут блокчейн-системы.

3.5. Свойства «подходящих» институциональных систем

В любой эволюционирующей системе, такой как общество с конкурирующими институциональными системами, давление выбора работает в пользу процессов отбора и сохранения/выживания, что основано на «пригодности» единиц отбора. Те институты, которые могут доказать свою «пригодность», отбираются эволюционным процессом и сохраняются (выживают), а те, которые не могут этого сделать, отбраковываются и отвергаются. Даже в анархистской утопии существует некоторая жёсткость в отношении подобных процессов: считается, что такая институциональная конкурентная среда, как биологическая эволюция, действует при помощи «клыков и когтей» (в метафорическом смысле), поскольку давление отбора в этой системе (теоретически) осуществляется свободными решениями об объединении и взаимодействии по правилам, с которыми согласны все.

Приведённые выше соображения помогают лучше понять факторы, вызывающие давление отбора, которое в разной степени будет проявляться в процессе институциональной эволюции с участием политико-социально-экономических систем, организованных при помощи технологии блокчейн. Эти институциональные структуры и технологии (блокчейн или государство), используемые для хранения записей публичного характера, должны пройти процесс отбора и сохранения (выживания), и это соответствует требованиям по взаимности и безопасности, удобству использования, целостности и сохранности, а также обеспечивает достаточную взаимодополняемость во множестве видов взаимодействий. В настоящее время государство принимается без возражений и господствует безраздельно, достаточно эффективно воздействуя на тех, кто сопротивляется его принуждению. Блокчейн-технологии пока сосредоточены на конкретных взаимодействиях людей и работают в относительной изоляции, а их способность удовлетворить потребности многофункциональных институциональных систем на данный момент ограниченна.

По мере того как способности блокчейн-технологий по обеспечению взаимности, безопасности, целостности и сохранности будут возрастать, а также по мере улучшения удобства их использования и роста диапазона взаимодействий внутри таких систем (с дальнейшим внесением их в публичные записи), мы сможем ожидать, что «пригодность» институциональных блокчейн-структур будет улучшаться. По мере того как мы движемся к будущему, а именно к более узнаваемому анархистскому обществу, основанному на свободных взаимных связях, можно ожидать появления блокчейнов (или даже государств), связанных с институциональными системами, которые более пригодны для использования; которые обеспечивают более эффективное соблюдение взаимности, безопасности, целостности и сохранности; которые предлагают более широкий спектр политико-социально-экономических взаимодействий с их дальнейшим внесением в публичные записи и которые прошли процессы отбора и выжили в условиях конкурентной борьбы в ходе эволюции институциональных систем.

4. Заключение: дорога к утопии

Маловероятно, что когда-либо государство будет полностью заменено другой институциональной системой в процессе эволюции общества. Более вероятно то, что оно продолжит использовать насилие для принуждения к соблюдению определённых (или всех) требований своей институциональной системы и того, что связано с ведением соответствующих публичных записей; либо оно вступит с определённой степенью успеха в конкурентную борьбу между институциональными системами наряду с блокчейн-технологиями. Однако вызов государству при помощи потенциала блокчейна, призванного улучшить взаимодействие людей в соответствии с согласованными правилами, означает приближение анархистской утопии.

Настоящее эссе — это небольшое исследование технологии, которая сделала вышесказанное возможным. Мы рассмотрели динамику общества, организованного при помощи технологии блокчейн. Мы узнали, как технология распределённых реестров позволяет коллективу людей создавать и контролировать институциональную систему, а также хранить, обнародовать и проверять записи/документы публичного характера в его пределах. Мы узнали, насколько такая система революционна, потому что она в принципе делает возможным выход из институциональных систем на уровне целых сообществ. Мы применили теории эволюционной институциональной политической экономики и экономической психологии для изучения динамики общества, где институты, связанные с блокчейнами или государством, конкурируют друг с другом. Мы обнаружили, что эти институциональные системы проходят отбор и сохраняются (выживают) в эволюционном процессе в обществе, тем самым улучшая свои свойства, удовлетворяя требованиям людей и обеспечивая взаимодополняемость. Иными словами, такие институциональные системы, скорее всего, смогут пройти отбор и сохранятся (выживут) в качестве систем политико-социально-экономического взаимодействия тогда, когда будут обеспечивать взаимность, безопасность, удобство использования, целостность и сохранность, а также более широкий диапазон взаимодействий, что в итоге должно отражаться в записях/документах публичного характера в пределах определённой институциональной системы.

Анархистской утопии, в которой люди полностью свободны выбирать общение и взаимодействие с другими в соответствии с обоюдно согласованным набором правил, пока не существует, и, по всей вероятности, она даже не появится. Хотя теперь это стало более реальным, и можно ожидать, что государству будет брошен вызов, который побудит его идти по пути реформ, чтобы конкурировать с блокчейном в постоянно развивающемся обществе.

Добавить комментарий